Cepгe[й]р (sergeyr) wrote,
Cepгe[й]р
sergeyr

Category:
Стивен Бакстер, "Эволюция"

Сразу отмечу, что несмотря на всё что я ниже написал - книга захватывающая, фантазия у автора работает неплохо, и выписывать эпические картины он умеет, и я не то чтобы рекомендую её, но в качестве развлекаловки - вполне годиццо.

Автор предупреждает, что он не специалист в палеонтологии, много чего просто нафантазировал, и несмотря на консультации специалистов, книга содержит ошибки.
Я тоже не специалист, так что сами по себе несоответствия с данными палеонтологии меня не особо волнуют и я их выискивать не собирался. Но Бакстер даёт некоторые свои взгляды на эволюцию разума и цивилизации, и даёт их в таком виде, как будто это надёжные данные науки. Некоторые такие моменты меня сильно коробят и я их отмечу. Кроме того, отмечу явные чисто физико-математически-логические ошибки, в особенности в тех случаях, когда, как мне кажется, автор пропустил их именно пытаясь пропихнуть эти самые свои взгляды.



1. Глава "Охотники Пангеи"

Сообщество из диплодоков и специализированных хищников-орнитолестов мигрирует всегда на восток. Когда сообщество достигает океана - ему уже некуда дальше мигрировать, и все принятые решения теряют значение. Этот пафос сопряжен с таким же фаталистическим пафосом судьбы этих охотников как вида: по авторской мысли, эти разумные (в полном смысле этого слова) облигатные хищники быстро вымерли, уничтожив свою добычу - диплодоков.
На мой взгляд, эта глава вся основана на ошибках.
Во-первых, фатализм судьбы описанного стада диплодоков как-то не очень совмещается с описанием их метода питания. Рощу они раскурочивают за несколько дней, после чего вынуждены мигрировать дальше. Мигрируют (почему-то) всегда на восток, а не движутся в направлении ближайшей еды - автор трижды это подчеркивает. Значит, даже если учесть некоторые отклонения от общего направления миграции - общая скорость направленной миграции этого стада не может быть меньше десятков километров в год (километр - приблизительное расстояние между рощами - за несколько дней). Матриарху стада 120 лет. За 120 лет таким темпом стадо должно было пройти не менее половины ширины Пангеи, а за тысячу лет - однозначно весь материк, при условии что образовалось стадо в его крайней западной точке. Однако у Бакстера это стадо существует уже 10 тысяч лет. За это время оно должно было бы, если б не океан, вообще намотать не один круг вокруг планеты. Кроме того, неясно с чего бы стадо должно было образоваться на западе и мигрировать на восток. У диплодоков не было терморегулирующих гребней, которые могли бы задавать предпочитаемое дневное направление тела (и движения, соответственно), но даже если бы такие гребни у них были, то днём они старались бы идти дугами, выгибающимися с юга на север, а вовсе не преимущественно на запад или на восток.
Суммируя: жёсткая предопределенность направления миграции у Бакстера взялась непонятно откуда и существует непонятно как. Достигнув берега океана, стадо должно было просто свернуть, направившись к ближайшему источнику пищи - и далее по цепочке точно таких же решений. Ничего существенного вообще не произошло.
На вопрос "зачем автор эту миграцию-всегда-на-восток придумал?" ответ, кажется, я вижу: дело в том, что в западных районах Пангеи (в современной Северной Америке в т.ч.) это событие вымирания как раз вообще не регистрируется, что Бакстеру, видимо, и хотелось объяснить. Объяснил он, правда, препохабно, концы с концами не сходятся никак (хотя бы потому что если уж такое направление миграции было характерно для _всех_ диплодоков, а не только для этого конкретного стада, то они бы и вымерли за несколько тысяч лет после появления, пройдя материк насквозь и не будучи способными возвращаться в его западные части. На деле диплодоки, конечно, процветали миллионами лет.
Кроме того, очень странно выглядит, что Слышащая _поняла_, что привычный образ жизни обречен, уже когда учуяла запах соли. Она всю жизнь провела, следуя за этим стадом, которое никогда к морскому берегу не подходило. Как она вообще могла связать незнакомый ей ещё запах соли с незнакомым ей ещё понятием океана, не говоря уже о том, чтобы догадаться как на это препятствие среагируют диплодоки? Всё это систематический авторский прокол: он вообще по всей книге прямо проецирует свой ход мыслей на образ мыслей своих персонажей, вместо того чтобы описывать ход мыслей персонажа исходя из его собственных интеллектуальных возможностей и его собственного опыта.
Что касается судьбы разумных орнитолестов, то какими бы специализированными облигатными хищниками они ни были - вымереть из-за вымирания добычи они могли только вместе со всей фауной с размерами тела больше сантиметров. Уже освоенный ими способ охоты с помощью отравленных копий - это очень мощный способ, он позволяет охотиться не только на диплодоков и не только на других крупных динозавров, но и на всякую мелочь. Кроме того, Бакстер описывает использование ими различных других инструментов, в т.ч. плетения, а это даёт неизбежно возможность ставить ловушки и на мелкую добычу, включая летающую. Все хищники также могут питаться и яйцами, которые на то время - почти единственный способ размножения наземных животных. Т.е. чтобы уничтожить свою пищевую базу полностью - орнитолестам нужно было бы попросту сожрать всё и вся крупнее стрекозы. Однако такого вымирания, разумеется, в этот период не было (да и вообще не было ни разу в истории Земли). Несообразность эта у Бакстера, очевидно, неслучайна - он вообще считает разум легко утрачиваемой эволюционной прихотью, и ради проталкивания этой идеи и придумывает любые несуразицы и здесь, и далее.

2. Событие Чиксулуба

Выписан традиционный взгляд на вымирание динозавров как практически единомоментное событие, вызванное падением крупного метеорита. Само событие описано, насколько я могу судить, довольно грамотно - за одним исключением: очень мельком упоминается (и по сути _игнорируется_) распространение сейсмических волн. Снова же, далее становится ясно почему Бакстер сейсмику игнорирует: по его мысли, млекопитающие лучше перенесли первые последствия Чиксулуба, потому что гнездились в основном в норах, и поэтому массово уцелели как в момент прохода воздушной ударной волны, так и во время последующего термического и кинетического удара от суборбитальной волны обломков. Если же помнить, что сейсмическая волна идёт быстрее воздушной и дольше неё сохраняет энергию, то очевидно, что как раз спрятавшиеся по норам млекопитающие и должны были первыми пострадать от импакта (их должно было просто заваливать в норах - сначала первой волной, потом афтершоками). Это аккуратное авторское "закрывание глаз" усиливается одной из последующих глав, где описывается гипотетическая фауна Антарктиды периода окончания её оледенения, в которой динозавры _пережили_ Чиксулуб. Две эти особенности сюжета не вяжутся между собой никаким образом: если динозавров погубили уже ударные волны и осколки, то ранние приматы не могли избежать этого за счёт нор, потому что в норах их просто должно было позасыпать при колоссальном сейсмическом ударе, а они всё же не кроты, чтобы откопаться после такого; если же динозавров погубила вызванная импактом долгая зима, то эта зима должна была точно так же погубить динозавров Антарктиды.
Кстати, Дробышевский в недавней лекции продолжает утверждать, что событие Чиксулуба вообще не оставило катастрофических следов вне региона Мексиканского залива, поэтому за вымирание динозавров на других континентах оно отвечать не может. Я понятия не имею насколько это его утверждение корректно и надёжно подтверждено - сам Дробышевский, в конце концов, палеоантрополог, а не палеонтолог, т.е. по этому периоду он не специалист вообще никаким образом. Однако мне кажется совершенно очевидным, что когда Бакстер при описании причин вымирания сосредотачивает внимание на таких факторах как ударная волна и цунами - он просто замыливает глаза. Потому что если ударная волна могла убить, скажем, всех аммонитов _вне_ Мексиканского залива и Центральной Атлантики, то она с куда большим успехом должна была по всему миру убить и всех млекопитающих - в норах ли, или вне нор, без разницы (втряска на границе сред всегда намного губительней, чем в толще однородной среды - океанской воде). В ещё большей степени это касается воздействия на морскую биоту волной суборбитальных обломков: от этой напасти те же аммониты были надежнейше прикрыты толщей воды, и всей этой катавасии они вне Мексиканского залива вообще не должны были заметить. Описывая моментальное вымирание почти всей морской биоты Мексиканского залива - Бакстер попросту отвлекает от настоящих возможных причин _глобального_ вымирания морской биоты (таковыми могут быть и другие, именно глобальные, всемирные последствия импакта - как та же всемирная долгая зима из-за поднявшегося в атмосферу пепла охвативших значительную часть Америки пожаров, а также последующий за этой зимой смыв в океан огромной массы органики, что могло уже и привести к морскому вымиранию).

3. Возникновение рода homo

Удивительным образом, хотя в основном Бакстер в этой книге выдумывает массу несуразиц чтобы объяснить _низкую_ способность достаточно высокоразумных существ сознательно адаптироваться к непривычным условиям, но периодически он начинает по отношению к весьма умеренно-разумным существам делать ровно противоположное. Если бы люди или те же охотники Пангеи проявляли в книге хотя бы такую же способность целенаправленно менять свой образ жизни, как в целом неразумные приматы, то описанные Бакстером вымирания становились бы вообще невозможными!
Например, приспособление предков homo к жизни в открытой саванне (вместо лесов) описывается у Бакстера как результат одного или параллельно нескольких сознательных решений, когда стая приматов _изгонялась_ конкурентами из леса - и начинала жить в открытой саванне. Совершенно неясно как же в таком случае эту стаю за следующие же недели полностью не съедали описанные Бакстером жуткие саванные хищники. На мой взгляд, это типичное когнитивное искажение - стремление приблизить эволюционные события к привычному нам масштабу и образу действий, т.е. свести всё к достаточно коротким событиям, причинами коих являются целенаправленные, разумные действия. Мне кажется куда более правдоподобным, что приспособление к жизни в саванне произошло в результате очень растянутого процесса, когда лесные животные из-за сокращения площади лесных островков вынуждены были делать всё более частые скэвенджерские рейды из леса в открытую саванну (именно скэвенджерские, потому что приматы не могли найти в саванне никакой другой пригодной для их пищеварительной системы пищи, стоящей такого риска, кроме недоеденных хищниками туш и каких-то редких клубней-корешков).

4. Ксенофобия

Описывая период от первых homo до времен развитой цивилизации, Бакстер постоянно упирает на то, что людям по природе свойственна ксенофобия (как в виде неприязни к чужакам, так и в виде полного исключения их из этического рассчета), а геноцид является для них традиционным и чуть ли не инстинктивным решением на все случаи жизни. Хотя Бакстер описывает и исключения из такого подхода у своих персонажей, и даже прямо пишет, что эмпатия и сотрудничество - это "путь приматов", который мог бы быть распространен хотя бы на внутривидовой уровень, но в отношении диких предков он описывает противоположное как повсеместную естественную норму, притом ещё и периодически проецируя свои эволюционистские взгляды на своих персонажей (приписывая им мысли вида "выживем или мы, или они"). Мне кажется очень сомнительным, что люди до современности вообще много размышляли о выживании групп, а что касается ксенофобии, то есть множество исследований (причём исследований, выполненных людьми с самыми разными взглядами, образованием и специализацией), которые показывают, что до появления сельского хозяйства людям, по-видимому, вовсе не была массово свойственна ксенофобия.
На это указывают следующие результаты:
1) Резкий рост процента (именно процента, прошу обратить внимание!) человеческих костей со следами ударов оружия приходится именно на время возникновения сельского хозяйства (при том, что массовое каменное оружие, способное оставлять такие следы, появляется задолго - за миллионы лет - до того). (Вишняцкий)
2) Статистика, собранная в племенах современных охотников-собирателей:
2.1) Стастистика убийств. Война на уничтожение у них не выявляется вовсе, а смертельные стычки связаны не с вопросом свойства или чуждости, а с вопросами вида кто у кого украл еду, соблазнил или изнасиловал женщину, нарушил "правила техники безопасности в обращении со смертельно опасными местными духами" и тому подобными сугубо практическими, не имеющими отношения к абстрактной ксенофобии вопросами. (Казанков)
2.2) Статистика родственных связей в стойбищах современных охотников-собирателей не показала ожидавшейся коррелляции между родственностью и полом. Т.е. мужчины, несмотря на свою несравнимо большую боеспособность, имеют в таких племенах не большее, чем женщины, влияние на решения о том, кто будет, а кто не будет проживать в стойбище. При этом, как правило, в стойбище порядка половины обитателей не являются близкими родственниками и происходят из других стойбищ. (серия статей последних лет в Science)
3) Как фольклор современных примитивных народов, так и сравнительно-исторический анализ материала, дошедшего из прошлого (тоже, правда, как правило достаточно близкий к современности), показывает, что люди архаики не просто ясно осознают, что их соседи - это тоже люди, но ещё более того - относят в определенной степени к людям также и существа (как реальные, так и выдуманные), имеющие другое строение тела! При этом, снова же, как в фольклоре, так и в описаниях своей реальной истории дикари весьма систематически описывают мирные контакты, договоры, обмен подарками, долг гостеприимства, и тому подобные примеры "стратегии мирного сосуществования" по отношению к чужакам. Вообще, представление о том, что дикари в норме считают людьми только представителей собственного народа - возникло из wishfull thinking и лингвистической малограмотности: некоторые теоретики, узнав что у многих дикарей слово "люди" играет также роль самоназвания народа/племени - сделали из этого вывод, что других людей в этих племенах людьми не считают. Вывод этот неверен даже по формальной логике, а в языке многозначность слов и вовсе его рушит (когда Вы говорите "ксерокс", то можете иметь в виду только ксероксы фирмы "Ксерокс", а можете - вообще все ксероксы всех фирм, и это _не значит_, что Вы считаете ксероксами только ксероксы фирмы "Ксерокс"; то же и со словом "люди" в языках дикарей).
С особым садомазохистским смаком Бакстер почему-то описывает скотское обращение кроманьонцев с местными неандертальцами. Cведения о наличии свежей неандертальской примеси в популяциях кроманьонцев (и денисовской - в популяциях Дальнего востока и Океании) до Бакстера при написании этой книги дойти не могли, эти открытия были сделаны уже после выхода книги (как и большая часть того, что я привёл выше), но и до публикации этих открытий полная культурная и генетическая изоляция с кроманьонцами и вся эта прочая повальная ксенофобия _не_ была безоговорочным мейнстримом, так что Бакcтер выбрал то, что хотел, а не то, что диктовала наука.

5. Языковая эволюция

Возникновение полноценного языка (с грамматикой) Бактер описывает как процесс почти мгновенный (благодаря единичным гениям, додумавшимся до использования базовой грамматической структуры) и довольно поздний (в районе 75 тыс.лет назад, уже во времена людей современного антропологического типа). Вообще неизвестно когда возникла грамматика, но, насколько я знаю, как правило современные палеоантропологи считают, что полноценные языки должны были возникнуть раньше, чем человек современного антропологического типа (т.е. ранее 100-200т.л.н.). Неандертальцам Бакстер полностью отказывает во владении грамматикой и наличии культуры, причём прямо утверждает (авторской речью), что неандертальцы были неспособны не только создать, но и усвоить такой язык (при контактах с кроманьонцами). Это не очень совмещается с археологическими данными, показывающими, что неандертальцы, напротив, как раз либо быстро развивались вдогон кроманьонцам, либо успешно заимствовали их изобретения.
Кроме того, с языковой эволюцией у Бакстера та же беда, что и с прочими её видами: он совершенно не увязывает одни элементы своих представлений с другими. Он одновременно описывает и очень быстрое расхождение языков ("в соседних долинах могли жить люди, говорившие на языках, родственных друг от другу меньше чем английский и китайский") - действительно свойственное дописьменным культурам при малейших географических препятствиях между носителями - и при том же сохранение одних и тех же имён в почти не изменившемся виде в течение 30 тысяч лет! Но позвольте - тут уж либо одно, либо другое. Дописьменные языки меняются быстро, это верно, но и имена в них меняются не то что за десятки, а даже и за единицы тысяч лет до неузнаваемости.

6. Инфантицид и прочее достоинство кроманьонцев

Бакстер упоминает, что кочевые охотники-собиратели неплохо регулируют свой прирост вполне гуманными мерами (секс без проникновения или с прерыванием, длительное кормление грудью), но при этом почему-то считает, что для них нормой были куда более жестокие меры (поздний аборт методом "палками по животу", инфантицид). При этом он, с одной стороны, авторскими словами описывает охотников-собирателей - включая женщин - как людей, очень склонных к самостоятельности и уважению к чужой самостоятельности, но при этом - одновременно! - ключевой деталью в трёх подряд новеллах романа является у него например то, что мать ребенка вынуждена _пассивно признавать_ решение об отказе от ребенка, принятое другими людьми (или же уходить из племени). При этом он постоянно описывает женщин охотников-собирателей как _охотниц_, а не собирательниц! Возникает впечатление (не только по этой, но и по другим деталям), что у Бакстера какое-то очень своеобразное представление и о самостоятельности, и об уважительном отношении. И о гендерном разделении труда у охотников-собирателей Бакстер, похоже, ничего не знает, хотя это давно уже описанный факт.

7. Неолитическая революция и индоевропейцы всмятку
Бакстер описывает возникновение одной из первых сельскохозяйственных культур - "индоевропейского очага" - и быстрое её чисто колониальное распространение с разложением и патриархально-рабовладельческим (в наихудшей своей разновидности) поглощением окрестных общин охотников-собирателей. Однако археологические данные говорят о том, что распространение первых неолилических культур вовсе не было таким быстрым, а формирующиеся языки индоевропейской семьи испытывали значительное влияние со стороны местных (донеолитических) субстратов, т.е. охотники-собиратели имели, по-видимому, повсеместно не совсем такой статус, как описано у Бакстера. Кроме того, та же археология показывает, что быстрое размножение, которое Бакстер описывает как характерное свойство оседлых земледельцев, было в то время свойственно скорее не им, а кочевым скотоводам (что вообще-то куда больше похоже на праиндоевропейцев, согласно лингвистическим реконструкциям - в праиндоевопейском языке реконструируется множество следов кочевого скотоводческого быта). Кроме того, Бакстер довольно странно датирует и лоцирует праиндоевропейскую прародину, зачем-то относя её на Ближний Восток - Анатолию, в то время как давно уже господствующая теория их происхождения - Причерноморско-Прикаспийская (и существенно более поздняя, чем описывает Бакстер - в Средиземноморье индоевропейцы сталкивались уже больше с другими земледельцами, чем с охотниками-собирателями).

8. Потеря разума

Одичание и потерю разума Бакстер описывает как некий закономерный результат падения цивилизации, сопровождающегося обеднением биоты (великим вымиранием). Он, однако, нигде так и не прописывает прямо, какие же именно факторы, по его мнению, изменились таким образом, что полноценный интеллект перестал быть адаптивным признаком. У него была возможность объяснить это обеднением биологической среды, но её он как раз не использовал - впрочем, вполне понятно почему: гипотеза, которую автор и сам упоминает, в том, что фактором отбора на интеллект был в т.ч. половой отбор, а гипотеза бедности среды потребовала бы предполагать, что северные народы должны тоже быстро утрачивать интеллект.
При описании падения цивилизации Бакстер, вместо общих экологических факторов, сосредотачивает внимание на том, что выживут только одичавшие, утратившие речь дети из канализации. Не указано чем там эти одичавшие дети в канализации питались. Не указано почему не выжили неодичавшие сообщества. Начало процесса одичания описано, и из этого описания ясно, что автор не знает об эффекте самопроизвольного возникновения полноценного языка на основе даже самых бедных пиджинов (креолизация пиджинов), хотя это уже давно известный факт. Автор блестяще показывает, какие колоссальные преимущества даёт владение даже довольно примитивными оружием и инструментами в посткатастрофическом мире, и _одновременно_ описывает постлюдей, почти не отличающихся от современного типа по форме черепа, но при этом начисто утративших разум, язык (даже безграмматический) и инструментальную деятельность (даже палеолитического уровня), и продолжающих деградировать в смысле коэффициента энцефализации. Как одно с другим у него совмещается в голове - я не знаю.
Кстати, о давнем и постоянном тренде увеличения коэффициента энцефализации во _всех_ таксонах высших животных Бакстер, похоже, вообще не знает и знать не хочет, хотя это известно было ещё во времена его раннего детства.

9. Технические репликаторы

Снова автор в одних отношениях приписывает этим персонажам (теперь механическим) какое-то просто божественное могущество, но одновременно с другой стороны - какую-то феерическую избирательную тупость. Способность полностью "поглотить" Марс и всю его массу унести в своих телах к звездам (за то время, пока в холодильниках на Земле сохраняются тела людей в анабиозе) - это уже само по себе немного LOL: несложный прикидочный расчет показывает, что при таком темпе поглощения пород потребные энергозатраты таковы, что даже при ненаучно-фантастических КПД порядка 95% поверхность Марса раскалится до температуры звезды, даже если её всю превратить в сплошной идеальный радиатор. Но ещё более любопытно - почему, сожрав Марс, мутировавшие репликаторы разлетаются к _звездам_, но не проявляют ни малейшего интереса к другим планетам Солнечной системы? Если они смогли сожрать мантию и металлическое ядро Марса, то как минимум все прочие каменистые тела для них - легкоусвояемый продукт. Они должны были не к звездам улетать в первую очередь, а сделать несравнимо (на много порядков) более простую вещь: разлететься по Солнечной системе и использовать _эти_ ресурсы. В том числе съев Землю так же, как съели Марс.
Вообще вот такие недодуманности у фантастов - обычное дело: придумают какую-то красивую деталь, а неизбежных логических следствий в упор не видят, особенно если оно уже придуманный сюжет ломает. Что сюжет должен в жесткой НФ строиться из фантастического допущения, а не фантастическое допущение из сюжета - это для большинства вообще какая-то марсинская идея, похоже.



В общем, главы о динозаврах произвели хорошее впечатление своими эпическими описаниями, но в целом книга вызывает больше недоумение.
Tags: фантастика, человеки, эволюция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments