Cepгe[й]р (sergeyr) wrote,
Cepгe[й]р
sergeyr

Categories:

"Секс на заре цивилизации", ч.1, язвительная

Кристофер Райан, Касильда Жета, "Секс на заре цивилизации: эволюция человеческой сексуальности с доисторических времён до наших дней"

Так рекомендуют, так рекомендуют. "Камня на камне не оставляет от общепринятых воззрений", и т.п.
Да и сочетание слов "секс" и "эволюция" не могло не привлечь моего внимания. :D

Итак, авторы отстаивают теорию, согласно которой для людей эволюционно естественна не смешанная сексуальная стратегия*, а промискуитет в его классической форме (со "спермовой войной").

(*) это т.н. стандартная теория: серийная моногамия с постоянными исключениями из нее в "войне полов" (см. напр. Лавджоя и де Вааля)

Однако вместо изложения научных взглядов на эволюцию и научной полемики, в книге обнаруживается какая-то совершенно бесчестная, наглая и тупая жульнически-прекрасноглазая агитка. Отчасти это всё можно простить за гуманные намерения, но ведь известно какими намерениями выстлана дорога в ад...


Конкретные претензии, которые я просто не могу сразу не высказать, прежде чем переходить к разбору по существу:
(В порядке встречи в книге.)

0.
(В принципе это пункта по моему вообще достаточно, остальные можно читать только чтобы составить представление об авторах.)
Наилучшие из рассуждений в книге относительно природы сексуальности homo sapiens построены так: вот мы наблюдаем у всех племен охотников-собирателей имущественный эгалитаризм и [перечисление других социальных и - предполагаемо - биологических особенностей], а из этого следует относительно сексуальных привычек, что... Поезд стой - раз, два! Наблюдаете племена охотников-собирателей - так и пронаблюдайте какие у них сексуальные привычки, и это и будет наилучшее доказательство ваших теорий, а также вообще наилучшее предположение о давнем прошлом homo sapiens и его природных склонностях. Сексуальность в примитивных племенах редко табуируется, это давно уже общеизвестный факт, так что собрать прямые наблюдения было бы гораздо проще, чем массу различных косвенных!
Однако авторы как раз не приводят сведений о сексуальном поведении в большинстве племен охотников-собирателей, а ограничиваются лишь выцапыванием отдельных примеров, да и то... см. ниже. Меж тем, в многочисленных работах антропологов всё уже сказано: почти всюду у охотников-собирателей, где это удавалось выяснить, они склонны образовывать долговременные связи и проявляют ревность при их нарушении, вплоть до того, что конфликты из-за чьей-то попытки соблазнить или изнасиловать чужую женщину - это одна из основных причин убийств в таких сообществах.

1.
Половина текста, в особенности первые главы, построены как непрерывные, с многочисленными повторами, придирки к формулировкам всех и вся действительных и воображаемых оппонентов, начиная от древних греков и заканчивая де Ваалем, а где нельзя придраться к формулировкам - авторы стараются изящно опорочить их авторов. Даже там, где их оппонентов действительно есть во что ткнуть носом - это так и остается тактикой удобного резинового оппонента.
(Приём понятный - после такого разогрева нормальный читатель начинает тоже чувствовать себя свободным ниспровергателем, исполняется лёгкости и ради сохранения этих приятных ощущений избирательно отключает себе критическое мышление, что позволяет далее впаривать ему уже любую приятно звучащую ахинею - всё схавает и добавки попросит.)
Собственно сексуальности посвящена меньшая часть книги, даже если считать по главам, а если по абзацам, то едва ли четверть. Об _эволюции_ что-то внятное вообще говорится лишь в отдельных местах.

2.
Хотя авторы выступают вроде бы с позиций науки, но в качестве одного из "ударных" аргументов против стандартной теории (всюду, где речь вообще идет напрямую по теме, а не растекается отвлеченными рассуждениями) упорно муссируется то, что она, мол, делает нас лжецами и проститутками. Почему _это_ выставляется как аргумент против научной теории?! Если наука показывает, что мы природные лжецы и проститутки, то вам придётся это просто признать, а не выставлять своё возмущение вместо контраргумента, выдавая лишь свою беспомощную склонность закрывать глаза на неприятную реальность.

3.
Там, где авторы переходят наконец к какой-то критике самой теории оппонентов - они почти всюду не критикуют саму теорию как целое, а попеременно то берут лишь её гипертрофированно-абсолютизированную половинку, то, вдруг вспоминая о том, что эта теория включает, скажем, противостоящие друг другу факторы - выставляют это как логические противоречия, якобы опровергающие саму теорию. Нелепость такой аргументации просто потрясает (хотя я, конечно, умом понимаю, что пипл хавает, так что с моей стороны тоже несколько нелепо критиковать проверенные способы агитации). Собственно, критикуемая "стандартная теория" даже не излагается внятно, читателю предоставляется возможность лепить ее из ошметков тех самых резиновых оппонентов (см.п.1.)

4.
По ходу дела авторы выдают свои заведомо нелепые и непрофессиональные взгляды по другим вопросам.
Например, генно-модифицированные продукты у них приведены в ряду типичной энвайронменталистской истерично-мракобесской ахинеи: как пример решений, принимаемых несмотря на то, что они опасны и невыгодны никому. То же написано относительно пищевых добавок - авторы совершенно серьезно приводят их в ряду факторов, приводящих массовому распространению бесплодия! И это пишут биолог и врач! Ссаными же тряпками, ссаными тряпками гнать из профессии!
По ходу дела вызывают немалое любопытство фразы типа "упадок генетической силы", "хромосомы, связанные со спермопроизводящими тканями" и т.п., свалить которые на плохой перевод не получается, ибо перевод лишь слегка шероховат (за исключением только какой-то редакторской несуразицы в заголовках).

5.
Периодически проявляющаяся какая-то потрясающая прекрасноглазость.
Так, при попытках связать кооперативность с промискуитетом (а это как раз то единственное, что связывает пространные рассуждения большей части книги с ее заявленной темой) - следует попытка описать склонные к промискуитету современные субкультуры (спортсменов, популярных музыкантов и пр., включая соответствующие сообщества фанов) как скрепленные какими-то повышенными приязнью, дружбой и взаимными обязательствами - это просто песня. Любой, кто хоть каким-то боком имел возможность сколько-нибудь близко и с вниманием понаблюдать такие среды, полагаю, прекрасно знает, что взаимное безразличие и небрежно-высокомерное отрицание всяких обязательств как раз в них и распространено рекордно. (Как раз недавно в мобе про изнасилования был рассказ - сам по себе, конечно, не составляющий статистики, но очень уж иллюстративно хороший - как спортсмены по-братски делились сексуальными контактами, ага. С точки зрения этих самых спортсменов - _в точности_ эпизод, который приводится как пример в книге. Только вот почему-то девушку при этом сходу держали за проститутку и ее согласия на смену партнера _спросить_ не удосуживались, а просто совали непрошеные деньги и передавали объект дальше, считая что тока так и надо. Вот замечательные забота и ответственность, стоит только посмотреть на реальность не через свои розовые очки!)
Сюда же относятся и прекрасноглазые ссылки на журналистски-агитационные киношки, как на _обзоры_ (слово "обзор" в сносках, разумеется, воспринимается с умолчанием _научный_ обзор, и когда лезешь проверять факты, и вместо обзора обнаруживаешь попсокиношечку, то уж не знаешь что и думать).

6.
Вся (вся!) статистика по сексуальному поведению в примитивных племенах, которую авторы приводят (и которая и должна бы быть основным аргументом) - состоит не просто из надерганных примеров вместо обобщающих данных, но и исключительно из заведомо негодных или явно сомнительных примеров! В качестве примера к одному явлению описывается либо нечто лишь отдаленно по ассоциации схожее, либо же заведомо резко ограниченное в масштабах даже в выбранной авторами отдельной культуре.
Так, не единожды в качестве примера промискуитета описывается секс на глазах у других людей (явление, в архаичных и даже многих традиционных обществах действительно совершенно заурядное, но к промискуитету-то не имеющее никакого отношения). Описываются далее ритуальные совокупления - явление, конечно, достаточно распространенное, но прежде чем выставлять его "сутью человеческой природы" - нужно показать, что такие совокупления _достаточно часты_ в сравнении с не-ритуальными (ибо чаще всего ритуалы совершаются по каким-то относительно редким, сакральным поводам), а от этого-то сравнения частот авторы как раз старательно уходят.
Примеры к другим явлениям, упоминающиеся лишь как косвенные свидетельства, такими подменами тоже изобилуют. Так, например, при обсуждении _меж_групповой агрессии в качестве опровержения таковой зачем-то упоминаются широко используемые у шимпанзе сигналы _внутри_групповой кооперации - и очевидные подлоги такого рода встречаются постоянно.

7.
Когда авторы начинают приводить хоть какие-то собирательные цифры - немедленно получается то ли фантастическая глупость, то ли опять же сверхнаглый подлог.
Так, например, скорость роста популяции, вычисленная для миллионолетних периодов (т.е. по сути скорость адаптации) сравнивается со скоростью роста североамериканских колоний (на которой основывался Мальтус) - и поскольку первая неизмеримо меньше второй, то из этого делается вывод, что вся теория Мальтуса основывается на неверных данных. Что это за бред?! Первая цифра - это скорость, из которой уже вычтены и голодные смерти, и эпидемии, и демографически значимые стычки - всё то, что как раз и описывает Мальтус как _сдерживающие факторы_ демографического роста. Вторая же скорость и взята Мальтусом за основу именно потому, что в специфических условиях североамериканских колоний его времени сдерживающие факторы оказались в значительной степени ослаблены, что и позволило продемонстрировать силу демографического давления. Как одно может опровергнуть второе, если эта разница как раз и является _сутью_ теории Мальтуса? Такое же прекрасноглазое непонимание того, о чём вообще идет речь, проявляется у авторов и при упоминании численности популяций "бутылочных горлышек" (они бы еще "митохондриальную Еву" привели в качестве обоснования очень низкой - прям-таки единичной! - численности популяций).
Полнейшее непонимание авторами масштабов рассматриваемых явлений проявляется при рассмотрении темпов миграций (тут авторы элементарно не понимают что такое _разница в порядках_), и даже их, миграций, направлений (так, авторы в одной и той же линии рассуждений попеременно то уверяют в безграничности среды обитания донеолитических людей, то упоминают откочевку _вдоль побережья_, явно не осознавая что эти два утверждения друг друга уничтожают). Разумеется, у охотничье-собирательских племен демографическое давление намного ниже привычного нам - у них действительно меньше рожают и действительно чаще есть возможность откочевать. Но для того, чтобы снизить это давление до тех цифр, на которых настаивают авторы - в каждом племени сотнями тысяч лет должны были рожать детей строго по мере умирания других членов племени! Невероятная картина даже для зарегулированных оседлых сообществ. А меж тем, превышение рождаемости над смертностью даже на неразличимую для современников величину в 1% за поколение (~25 лет) означает рост популяции на _много порядков_ более быстрый, чем авторы прописали по своему невероятному непониманию элементарной математики.
Далее, хотя критика высказываний Пинкера по сути у авторов совершенно верна (Пинкер действительно пропустил грубую подмену в статистических данных), но, вместо того чтобы остановиться на этом, авторы сами в дальнейшем обсуждении этих цифр полностью пренебрегают принципами работы со статистикой - они просто торопятся набросать побольше ярко-эмоциональных примеров со всего мира, не заботясь о том, чтобы соответственно расширить и базу статистики (делить число потерь уже не на мужское население США и Европы, а на полное население мира же - что, конечно, только усилило бы утверждения Пинкера, а не окончательно опровергло их).
Далее, авторы приводят какие-то не совсем внятные данные о сокращении вдвое числа сперматозоидов в семенной жидкости между 1940 и 1990 годами в Дании. О, они делают оговорку, что это может быть вызвано разными причинами (и приводят в качестве таких причин энвайронменталисткую чушь), но по логике их аргументации объяснение тут должно быть в том, что в современных условиях человеческая физиология, адаптированная к промискуитету (и, соответственно, "спермовой войне") не востребована и редуцируется. Но если вдуматься в эту динамику... вдвое за 2 поколения?! Это невозможно объяснить одним только ослаблением давления отбора, это нужно уже объяснять давлением в _противоположную_ сторону - и ничерта ж себе какое _мощное_ давление! Что же это получается - слишком продуктивные яички настолько затратны, что десятки процентов мужчин из-за этого погибали в молодости (надо думать, от истощения в результате слишком интенсивного производства спермы), не оставив потомства, несмотря на свою более высокую способность зачинать детей? Ну и если эту динамику принять как рабочую гипотезу, то из нее же есть простое и неизбежное следствие: ведь датчане живут в земледельческой культуре уже тысячи лет, и если, как настаивают авторы, всё это время их популяция испытывала вот такую редукцию (с уполовиниванием числа сперматозоидов за 2 поколения), то до какой же разницы в плотности сперматозоидов мы дойдем к рубежу нашей эры? Для оценки этой величины предоставляю всем желающим самостоятельно возвести два в сороковую степень, но предупреждаю, что это довольно _большое_ число. Особо любознательные могут возвести два в шестидесятую или восьмидесятую степень, чтобы оценить плотность сперматозоидов в энеолите (хотя для записи полученных чисел вам уже может не хватить места). До оценки числа сперматозоидов в период неолитического перехода доходить вообще не советую - яйца донеолитических охотников могут разорвать Вселенную.
Смехуёчки смехуёчками, но в книге (местами вообще без всяких ссылок) не один раз совершенно всерьз приводятся просто совершенно невероятные цифры вроде этой: "По последним оценкам Всемирной организации здравоохранения, примерно 137 миллионов девочек ежегодно подвергаются той или иной форме хирургических манипуляций с гениталиями." Не нужно быть гением, чтобы понять, что цифра 137 млн в год примерно _втрое превосходит_ темпы рождения девочек по всему миру. Поначалу я принимал подобные нелепицы за издательские опечатки, но учтя вышесказанное в этом пункте - думаю, что издатели в этом неповинны, а редактор/фактчекер просто решил так и оставить всё это на совести авторов.

8.
Особо отвратительный приёмчик - указать, что некая статистика была собрана, но, так и не приведя ее и прямо не указав что же она показала, создать лишь _впечатление_ по логике текста, что эта статистика опровергла выводы оппонентов. Так, например, в тексте создано впечатление, что данные Пауэр и последующих исследователей поставили под сомнение выводы Гудолл и ее коллег о высокой агрессивности шимпанзе - и в следующей главе авторы переходят к досужим рассуждениям так, будто они этим лишь объясняют эту поддерживающую их утверждения статистику. Однако в действительности, напротив, как раз поднятая Пауэр критика и была упоминаемыми там исследованиями опровергнута, а выводы Гудолл - подтверждены (если пройти по ссылкам, а не полагаться на текст книги - это видно немедленно), т.е. авторы создают в книге впечатление о результатах исследований, ровно обратное действительности.

9.
Логика рассуждений местами вызывает острое недоумение.
Возьмем для примера следующий пассаж: "Вероятнее же всего, что для собирателей было важнее держать численность популяции стабильной, нежели увеличивать её. Как мы видели, когда группа достигает определённого количества членов, она склонна к расколу, да и какое может быть эволюционное преимущество в необходимости кормить большее количество ртов в разросшейся группе собирателей." Прекрасно. Т.е. увеличение своей популяции вдвое и разделение на две группы - это не двойное эволюционное преимущество, а нечто эволюционно-ненужное. По этой логике авторы должны были бы изумиться тому, зачем же бактериям, к примеру, понадобилось деление - ведь им это невыгодно, а "важнее" вместо этого удерживать стабильную массу клетки!
Аналогично, авторы ставят под сомнение бытующие представления об агрессивности и жестокости североамериканских индейцев, упоминая, что всего за несколько поколений до того их численность катастрофически сократилась из-за эпидемий завезенной на континент европейцами оспы. По логике авторов - здесь(!) - сокращение численности привело к _увеличению_ агрессивности. Однако на протяжении всей остальной книги они как раз постоянно абсолютно полагаются на ровно обратное - на _уменьшение_ агрессивности из-за сокращения численности!
Совсем уж смешно читать попытки авторов построить причинно-следственные связи по корреляциям в статистике.
Мужчины, имеющие частые эякуляции, имеют намного меньше проблем с такими-то и такими-то заболеваниями, в т.ч. сердечно-сосудистыми - и это _доказывает_, по мнению авторов, что частые эякуляции необходимы для здоровья (и, снова же по мысли авторов - это непременно адаптация к "спермовой войне", для чего им всё это рассуждение и понадобилось). Отлично! Применим такую же логику и к другим насущным сексуальным вопросам: например, изнасилованные женщины часто страдают от депрессии - откуда следует, конечно же, что депрессии приводят к изнасилованиям. Ну правда же? Разумеется, есть другое объяснение в обоих случаях - куда более очевидное, простое и понятное, без всяких вычурных и странных логических переходов: это изнасилования приводят к депрессиям, а проблемы со здоровьем приводят к меньшей частоте половых актов и, соответственно, эякуляций. Но для авторов такая простая логика слишком сложна!
Следующий пассаж: "изобретение очков привело к выживанию и размножению людей с ограниченными зрительными способностями, которые в древности были бы обречены". Это просто прекрасно. Столько раз разжеванная авторами неизменная взаимоподдержка охотников, значит, приводила к тому, что люди с ослабленным зрением среди них обречены, а вот очки - очки да, массово позволяют выжить и при нищете капитализма! Надо полагать, в кон.XIX - XXвв (когда очки и стали доступны массам) люди с ослабленным зрением без очков миллионами умирали бы еще в детстве из-за невозможности подстрелить тарелку каши, а также от столкновений с дикими автомобилями.
Авторы далее долго обсасывают следующий ряд наблюдений о гетеросексуальных (у гомосексуальных это не наблюдается) женщинах: во-первых - это склонность возбуждаться на намного более широкий диапазон ситуаций, нежели мужчины, и склонность при этом не признавать своего возбуждения; во-вторых - склонность преуменьшать число своих сексуальных контактов, причём преуменьшать в разной степени в зависимости от того, анонимен ли опрос и думают ли они, что их контролируют на детекторе лжи. Из этого авторы делают вывод, что женская сексуальность _контекстно зависима_. Как говорится - лолшто? Ясно выявляемая этими опытами склонность побаиваться социального осуждения намного сильнее, чем мужчины - это теперь называется контекстной зависимостью сексуальности? По-моему очевидно, что это называется контекстной зависимостью проявлений страха, а сексуальность в этом вопросе сбоку постояла.

10.
Местами гомерический хохот вызывает даже не логика, а просто какое-то с-Луны-свалибельное невежество в изложении самих по себе фактов.
Например вот такой пассаж: "Самцу обычно нужен длительный период отдыха после оргазма, когда он больше не хочет (или не может) секса, а хочет, возможно, бутерброд и пивка в придачу. Этим приёмом он убирается со сцены, освобождая место другим самцам". Братья и сестры! (Но прежде всего, конечно, сёстры.) Ответственно вам заявляю, что после оргазма мужчине обычно хочется прежде всего немедленно спать (опционально - сграбастав свою женщину в охапку), а никак не идти куда-то за пивом, высвобождая женщину для других мужчин! И это, между прочим, общеизвестный факт, как раз и вызывающий давнее массовое недовольство женщин, мужчины которых недостаточно выдрессированы в отношении прелюдии. Помимо того, конечно, феерически звучит это заявление, что у мужчин закрепилась адаптация, _целенаправленно снижающая_ их шансы оставить потомство, и работающая при том без всякой связи с какими-то предполагаемыми дефектами. Авторы блестяще опровергли теорию Дарвина (хотя сами этого, конечно, не поняли - они вряд ли и дочитали до того места, где Дарвин ясно формулирует критерий фальсифицируемости для своей теории).
Или вот, при обсуждении мужских измен: "Зайдите на какой-нибудь крупный порносайт и вы поразитесь разнообразию и выверенной специфичности предложений [...]. Простая, неизбежная правда, которую знают почти все, но почти никто не решается обсуждать: разнообразие есть необходимая вещь, придающая пикантность мужской сексуальной жизни." Аффтары, да с чего же вы взяли, что всё это разнообразие используется _большинством_ мужчин? Вы же в предыдущей главе приводили данные о том, что мужчины как правило фиксируются на узком классе возбуждающих факторов. Коню же понятно, что большинство мужчин выбирает из всего разнообразия порнопродукции лишь небольшую часть, но поскольку пристрастия разных мужчин сильно отличаются друг от друга, то индустрия в целом старается покрыть их как можно шире, выдавая на гора разнообразие. Тоже мне, бином Ньютона.

Наконец, я просто приведу целый абзац - один из типичных примеров того, из чего состоит книга:

----
Какой была бы ревность в западной цивилизации, если бы экономическая зависимость большинства женщин и их детей и, следовательно, жёсткий контроль за женской сексуальной свободой перестали существовать? Если бы материальное обеспечение и сексуальные дружеские отношения без чувства вины стали бы доступны для большинства мужчин и женщин, как это происходит в тех многочисленных сообществах, которые мы рассматривали, включая наших человекообразных кузенов? Если бы женщине не приходилось бояться, что после разрыва отношений она останется одна с детьми, незащищённая и без средств к существованию? Если бы обычные парни были уверены, что у них никогда не будет проблем найти себе партнёра для занятий любовью? Если бы мы не выросли на песнях, что настоящая любовь – это чувства одержимости и собственничества? Если бы мы, как мосо, уважали достоинство и независимость тех, кого любим? Другими словами, если бы секс, любовь и экономическое благосостояние стали так же доступны всем нам, как они и были доступны для наших предков?
Если из ревности удалить страх, то что вообще от неё останется?
----

Оставим попытки понять, каким образом фраза "экономическое благосостояние" применяется к сообществам без накопления и производящего хозяйства - понять это невозможно, это можно только запомнить.
Обратим внимание на другое: что значит это "если бы" в первом же предложении? Вот уже 3-4 поколения как экономическая зависимость женщин во многих странах как минимум резко ослабла, а местами и вовсе исчезла: экономическая самостоятельность женщин, социальные гарантии, связанные с детьми, небольшое количество этих детей и длительная дееспособность старшего поколения эту зависимость практически уничтожили. То же и с возможностями найти партнершу у мужчин. Произошло уже давно именно то, что авторы описывают так, будто это какая-то утопия. Так какой же стала ревность в западной цивилизации?! Ась? Что-то её удерживает? И что же? Песни? LOL. Если песни способны настолько до неузнаваемости искореживать человеческую природу, то это какая-то не та природа, нет? В прочих отношениях при этом молодежь почему-то выходит за рамки норм предыдущих поколений с легкостью необычайной - не говоря уже о том, что песни на эти темы тоже не первое поколение как воспевают да-а-а-алеко не только "одержимость и собственничество".
И, наконец, последнее предложение поражает той же половинчатой слепотой, как выше, в п.5., только на этот раз слепота (сюрпрайз) уже на другой глаз. В _мужской_ ревности и раньше было не многим больше страха, чем его будет и в описываемой авторами утопии. _Чего_ мужчине, по сути, бояться в изменах жены? Того, что ребенок будет не его? Так если он об этом не узнает (а способов узнать у него и нет практически), то ровно никак и не пострадает. (Гены его пострадают, но его гены - это не он.) На возможность воспитать себе наследника и передать ему свою собственность эти гены не влияют вообще никак - во многих культурах широчайше распространено усыновление, и никакого страха оно не вызывает. Так если этот страх-ревность _не_ имеет рефлекторных, вшитых в природу человека причин, то откуда же он берется и почему для его нейтрализации во всех описанных авторами культурах-"утопиях" приходится полагаться на ложную информацию, утаивание, запреты и принуждения? Авторы этим вопросом, конечно, и не задаются.

И вот из таких громких, эмоциональных, красивеньких, но совершенно нелепых наскоков, передергов и глупостей чуть менее чем вся книга и состоит.
Tags: гхм, человеки, эволюция
Subscribe

  • (no subject)

    Расхваленная "Задача трех тел", извините, на мой взгляд - полторы хромые идеи, окончательно и бесповоротно загубленные исполнением типа "ну это же…

  • (no subject)

    Ещё один физический глюк у Бакстера, забыл в общем списке упомянуть. В последней главе у него есть описание специализированного прозрачного…

  • (no subject)

    Стивен Бакстер, "Эволюция" Сразу отмечу, что несмотря на всё что я ниже написал - книга захватывающая, фантазия у автора работает неплохо, и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

  • (no subject)

    Расхваленная "Задача трех тел", извините, на мой взгляд - полторы хромые идеи, окончательно и бесповоротно загубленные исполнением типа "ну это же…

  • (no subject)

    Ещё один физический глюк у Бакстера, забыл в общем списке упомянуть. В последней главе у него есть описание специализированного прозрачного…

  • (no subject)

    Стивен Бакстер, "Эволюция" Сразу отмечу, что несмотря на всё что я ниже написал - книга захватывающая, фантазия у автора работает неплохо, и…